05.03.2019

[Радио]«Светлый вечер» с Вадимом Никоновым, Александром Антоновым и Дмитрием Зыковым

Сегодня в студии Радио ВЕРА в 20:00 были церковный историк Вадим Никонов, староста общины храма Богоявления в Дорогомилово Александр Антонов, преподаватель МГИМО и член общины храма Богоявления в Дорогомилово Дмитрий Зыков.

Часть 1:
Часть 2:
Ведущий: Алексей Пичугин.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Здравствуйте, дорогие слушатели!

«Светлый вечер» на светлом радио.

Сегодня четверг, и, как всегда, в это время в нашем эфире программа совместная с музеем-исследовательским центром «Советский Союз: вера и люди». Сегодня мы – без Ксении Толоконниковой, моей постоянной коллеги и со-ведущей, но у нас достаточно много гостей.

Мы будем говорить о временах, как увязанных… связанных с тем периодом, который мы исследуем в музее – это, я напомню, со второй половины 40-х годов до 1991 года – распада Советского Союза, и уже… такой… свободной жизни Церкви. Ну… вот… тот период мы, наверное, затронем тоже, и немного о более ранней истории поговорим.

У нас сегодня в гостях Вадим Никонов, церковный историк… Добрый вечер!

В.Никонов:

- Здравствуйте!

А.Пичугин:

- Александр Антонов, староста общины храма Богоявления в Дорогомилово… Добрый вечер! Здравствуйте!

А.Антонов:

- Здравствуйте!

А.Пичугин:

- Дмитрий Зыков, преподаватель МГИМО и член общины храма Богоявления в Дорогомилово… Здравствуйте!

Д.Зыков:

- Добрый вечер!

А.Пичугин:

- Я только лишь скажу, что храм Богоявления Господня в Дорогомилово не существует. Он находился… достаточно давно уже… почти 80 лет прошло с тех пор, как он снесён. Находился он неподалёку от метро «Киевская».

Ну, и, пожалуй, на этом я умолкну, и предоставлю слово нашим гостям. Потому, что мы не просто так здесь собираемся сегодня – мы хотим поговорить об истории этого храма и о возможном его будущем.

Кто начнёт? Об истории.

В.Никонов:

- Ну, давайте, я кратко расскажу…

А.Пичугин:

- Давайте! Вадим Никонов – об истории храма Богоявления в Дорогомилово.

В.Никонов:

- Да. Значит… ну, прежде всего, надо сказать, что мы не знаем, до сих пор, когда впервые в Дорогомилово был построен Богоявленский храм. Мы можем предполагать, – есть основания предполагать – что это случилось в XVI веке, а, может быть, даже в XV, но достоверные сведения у нас имеются лишь о том, что Богоявленская церковь существовала в 20-х годах XVII века. Хотя, сама местность Дорогомилово впервые упоминается в 20-х годах века XV, и, скорее всего, в это время, может быть, чуть позже, храм был построен. Но большинство сведений о существующих храмах – как в Москве, так и, вообще, в Московском регионе – они датируются именно первой третью XVII века, и связано это с тем, что в это время, после периода Смутного времени, стал работать Патриарший казённый приказ, который занимался вопросами, в том числе, налогообложения церковного, и была проведена одна из первых ( во всяком случае, такого масштаба – это была первая )… такая… если можно выразиться, инвентаризация церковного имущества Руси, и большинство храмов датировались именно этим временем, и связано это было, вот, как раз, с вопросами налогообложения. И, действительно, мы знаем, что в 20-х годах XVII века Богоявленский храм в Дорогомилово – уже существовал.

Храм, скорее всего – скорее всего – был деревянным. За столетия – следующие столетия – он перестраивался. И в начале XVIII века – здесь уже есть документальные подтверждения – храм стал каменным.

Кроме всего прочего, Дорогомиловская слобода – ну, о ней можно, в общем, сказать отдельно. Это слобода, которая… в значительной степени, росло число жителей этой слободы, именно, как раз, в XVII-XVIII веке…

А.Пичугин:

- За счёт чего?

В.Никонов:

- Приезжие были люди. Там были ямщики – туда привозили ямщиков. Соответственно, была ямская слобода, была налажена почта, при помощи, вот, как раз, ямщиков. Дорога была оживлённая, с годами становилась всё более и более оживлённой – Смоленская дорога, то есть, вела на запад.

Число жителей увеличивалось, потребность в храмах, естественно, тоже росла, и храмы в Дорогомилово – если говорить не только о Богоявленском храме, а говорить, вообще, о храмах Дорогомилово, о духовной истории Дорогомилово, то в это время, как раз, и строятся многие храмы.

В частности, рядом с Богоявленским храмом, была построена Тихвинская церковь на Бережках…

А.Пичугин:

- … которой тоже уже нет.

В.Никонов:

- … которой тоже уже нет. Причём… ну, тут, если перепрыгнуть уже в наше время, то на месте Богоявленского храма сейчас стоит жилой дом – вот, этот вот, «срезанный» дом на Дорогомиловской…

А.Пичугин:

- Ну… огромный торговый центр «Европейский»…

В.Никонов:

- Нет…

А.Пичугин:

- Нет-нет-нет… я это хочу просто как ориентир привязать…

В.Никонов:

- Как ориентир – да.

А.Пичугин:

- Все знают… раньше все знали этот сталинский дом, который за вокзалом, а теперь знают все…

В.Никонов:

- … между вокзалом и сталинским домом поставили торговый центр «Европейский»…

А.Пичугин:

- … да… а вот следующий дом…

В.Никонов:

- … со срезанным углом – он, как бы… выходит одной своей стороной на Дорогомиловскую улицу, другой стороной – на Брянский переулок ( или улицу ), и вот там вот срезанный уголок – это, как раз, место бывшего алтаря Богоявленского храма.

А что касается Тихвинской церкви, то она стояла на том месте, где теперь вот этот вот памятник Европе – вот это вот… такое… сложное, так сказать, сооружение, рядом с…

А.Пичугин:

- Площадь Европы – она так и называется.

В.Никонов:

- Площадь Европы, да, и там – вот эта сложная конструкция – вот, на этом месте, как раз, стояла Тихвинская церковь.

И, надо сказать, что эти два храма – Богоявленский и Тихвинский – они очень связаны были друг с другом. Но, мало того, что между ними было расстояние 100 сажен – то есть, грубо говоря, 200 метров, кроме всего прочего… естественно, что приходы были очень близки, мы знаем, по крайней мере, об одном священнике, который служил и там, и там… то есть, такое было единение вот этих вот двух приходов.

Всего же в Дорогомилове в XIX веке, по крайней мере, было 5 храмов…

А.Пичугин:

- Но, кстати, надо оговориться, что Тихвинская церковь была снесена, всё-таки, не в 30-е годы, а гораздо позднее – в 60-е.

В.Никонов:

- Но я сказал, что, по факту, её нету. Кстати сказать, нету сейчас ни одного из этих пяти храмов.

А.Пичугин:

- Да.

В.Никонов:

- Поэтому, вот, гигантский… ну, как – гигантский… большой, скажем так, район Москвы, практически, в центре Москвы – он не имеет ни одного храма.

А.Пичугин:

- Да, я даже не знаю… ближайший храм… там… Серафима Саровского на Краснопресненской набережной, около Москва-сити…

В.Никонов:

- Через реку…

А.Пичугин:

- … через реку, да… и Георгия Победоносца в комплексе Поклонной горы.

А.Антонов:

- … и Архангела Михаила…

В.Никонов:

- Вы понимаете, какая вещь… Дело всё в том, что если перейти реку в сторону центра – там-то храмов много, там храмы есть…

А.Пичугин:

- Да.

В.Никонов:

- Но аналога, в такой непосредственной близости от центра Москвы… аналога такой большой территории, где нет ни одного храма… ну… я боюсь утверждать, что… вот… нету, может быть, как-то, и есть… но… на ум не приходит, во всяком случае…

А.Пичугин:

- Ну, давайте, про позднюю историю храма – в ХХ веке. Как его сносили, почему его сносили, и что послужило… Вернее, нет: мы ещё не сказали о важной странице в его истории, когда его перестроили сильно, в… таком… неорусском стиле…

В.Никонов:

- Да.

А.Пичугин:

- Построили сначала Брянский вокзал ( нынешний Киевский ). Естественно, во-первых, уже сама эта территория начала заселяться, до строительства Киевского вокзала, людьми, которые приезжали работать на фабрики, которых там было много вокруг – соответственно, уже население выросло. А во-вторых, Брянский вокзал, он – многолюдный, и это тоже добавляло прихожан или захожан этому храму. И его перестроили в конце XIX века… или в начале ХХ века…

В.Никонов:

- Вот, чуть-чуть более ранний момент я хотел бы отметить. Дело всё в том, что вот это вот лавинообразное увеличение населения, оно началось не в самом конце XIX века, а, прежде всего, это было, конечно, связано с отменой крепостного права.

А.Пичугин:

- Ну, чуть раньше…

В.Никонов:

- Да, но «чуть» там – на несколько десятилетий.

Действительно, вот этот вот район Москвы продолжает становиться всё более густонаселённым, а храм к этому времени – к середине XIX века – потребовал расширения. Собственно говоря, начиная с тех пор, как его построили в XVIII веке, он постоянно расширялся, и связано это было, понятно, с увеличением числа прихожан. Интересно, что, когда, в очередной раз, было принято решение не просто расширить храм ( это было уже во второй половине XIX века ), а перестроить колокольню, то там с этим связана такая интересная история.

Дело всё в том, что колокольня, которая, к этому времени, простояла больше ста лет, стала приходить в ветхость – там появились трещины и всевозможные уже следы обветшания. Но, тем не менее, когда было принято решение эту колокольню перестроить, нашлись люди, и их было довольно много, которые сказали: «Как вы можете ломать колокольню? Она хранит на себе выщерблены от снарядов французской армии!»

А.Пичугин:

- И, действительно, хранила?

В.Никонов:

- Трудно сказать. Сторонники необходимости замены колокольни считали, что эти повреждения нанесены временем, ну, а, соответственно, сторонники… так сказать, защитники, апологеты старины – они считали, что это была французская армия.

То, что Наполеон там был – это естественно…

А.Пичугин:

- Конечно…

В.Никонов:

- Конечно! Это была та самая дорога, по которой он входил в Москву, и все события, которые были связаны с нашествием Наполеона, Дорогомилово, естественно, приняло на себя в полной мере.

Тем не менее, колокольню перестраивают в конце XIX века, храм перестраивают, но, по-прежнему, он перестаёт вмещать прихожан, и в 90-х годах XIX века принимается решение о строительстве огромного храма на 10000 человек. До этого храм вмещал 800 человек.

Перестроение началось в 1898 году, причём, строили следующим образом. Новый храм, как бы, поглощал старое здание. То есть, старый храм становился трапезной частью, а новый храм – расстраивался вокруг него, а алтарь был вынесен, вот, как раз, на пересечение сегодняшней Дорогомиловской улицы и сегодняшней Брянской улицы. Храм строился в течение 10 лет. В 1908 году он был освящён митрополитом Московским Владимиром ( Богоявленским ), священномучеником в будущем. После освящения храм ещё продолжал строиться, и становился… ну… действительно, одним из самых больших, одним из самых знаковых, значимых храмов города Москвы.

Ну… понятно, что события революционные привели к тому, что Церковь перестала восприниматься Государством, как партнёр, и первые зафиксированные разговоры о том, что храм будут закрывать – пока ещё только закрывать – начались в 1928 году. То есть, всего через 20 лет, после его освящения. Окончательно же храм закрыли в 1938 году, и в 1938 году, в сентябре, он был взорван. Причём, сохранилась видеозапись взрыва этого храма. Она, может быть, не очень качественная, но производит чрезвычайно сильное впечатление.

А.Пичугин:

- А взрывать его было тяжело, поскольку строили-то на века, не на 20 лет…

В.Никонов:

- Конечно, конечно! Там даже… Это всё описано, это всё зафиксировано документально, что – какие-то направленные взрывы, и так далее, и так далее. То есть, это была такая серьёзная, подготовленная операция. И в 1938 году храм уже окончательно был разрушен. Причём, как это часто, к сожалению, бывало со многими храмами российскими, разрушение храма… сначала закрытие, потом – разрушение храма, конечно же, предварялось арестом многих священников, священно-церковно-служителей и прихожан, а, в некоторых случаях, и гибелью. То есть, с Богоявленским храмом в Дорогомилово сейчас связаны имена 11 новомучеников.

А.Пичугин:

- Ох, ничего себе…

В.Никонов:

- Причём, возможно, что это число будет расти.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Мы напомним, что сегодня в гостях у светлого радио Вадим Никонов – церковный историк, Александр Антонов – староста общины храма Богоявления в Дорогомилово, Дмитрий Зыков – преподаватель МГИМО и член общины этого храма.

Давайте, ненадолго оставим историю. Мы обязательно вернёмся и поговорим ещё о том, что было позже, но хочется дать, всё-таки, слово и другим участникам нашей программы.

Коль скоро мы представляем Александра и Дмитрия, как членов общины ( Александр Антонов – староста общины храма ), получается, что у храма есть некие перспективы. Мы знаем несколько случаев в современной Москве, когда церкви восстанавливались на своём историческом месте, знаем и несколько случаев, когда церкви восстанавливались не на историческом месте.

Ну, к примеру, храм, который сейчас находится в Москве, а когда-то находился… ну… прямо… недалеко от Москвы – храм Димитрия Солунского в селе Щитниково ( это посёлок Восточный, Московской водопроводной станции ). Там интересно, что два храма стоят рядом – старый храм, из которого перестроили когда-то клуб Московской водопроводной станции, несёт в себе черты церкви, но он… так… там, до сих пор, клуб. И не стали перестраивать клуб обратно в храм, а просто построили такой же точно, по сохранившимся чертежам и обмерам, храм рядом.

В случае с Дорогомилово, храм построить на историческом месте тоже невозможно, поскольку, там, как мы уже сказали, стоит дом, причём построенный ещё в сталинское время, такой… типично сталинской архитектуры, но… и… община получила землю.

Расскажите, пожалуйста, Александр Антонов, как и почему сформировалась община несуществующего храма.

А.Антонов:

- Ну… знаете… как говорится, что «гром не грянет – мужик не перекрестится». И, ровно 15 лет тому назад, в 2005 году… наш «Дом художников» примыкает к этому «Дому военных», что стоит на месте фундамента этого храма. И у нас случилось такое драматическое событие – была попытка рейдерского захвата нашего дома с мастерскими, также, художников: 9 этаж – это 35 мастерских.

Ну… не буду подробно описывать, но, как говорится, на этой волне – были там у нас и смертные случаи, были… милиция ( тогда ещё ), и письма, и хождения по Прокуратурам, суды, там… всё было захвачено против нас, хотя это было наше помещение. Как бы, нас купили, вместе с мастерскими.

Мы стали думать: за что, почему и как. И стали вспоминать, что, по слухам, какой-то был здесь храм. А ещё мы знали, что, когда копали гараж подземный – были гробы. И… у меня даже сохранился рисунок этот – как бы, храм витает в воздухе над домом. И выяснилось потом, что… подсказали, что – да, есть книжка в библиотеке – пойди, посмотри.

И вот, Татьяна Крылова, уже покойная – мы ей обязаны тем, что узнали историю этого храма. Она первая собрала все материалы.

А.Пичугин:

- А, простите, когда… храм снесли подчистую, никакие его фрагменты в новый дом не включены?

А.Антонов:

- Нет. Но, знаете, что – там кирпичи в этом доме из этого храма. И мы нашли – в этом году была реконструкция улицы Дорогомиловской – найдены были камни храма и захоронение, довольно большое захоронение. То есть, не только во дворе нашего дома, но и со стороны улицы захоронение – храму почти 500 лет, естественно – такое… многоэтажное. Камни мы достали, захоронения остались опять там, под тротуаром.

Но суть в том, что найдена была книга, и такие параллели возникли событий нынешних и минувших, связанные с тем, что… ну… просто… знаете, как… слёзы наворачивались, когда я узнал, что такой храм, такой приход – очень сплочённый, благочестивый… они… храм был построен – этот новый собор – на народные средства, исключительно.

Ямщики были – зажиточное сословие, привилегированное, и купечество, и храм строился к ожидавшемуся столетию победы над Наполеоном в 1812 году. И даже можно вполне сказать, с уверенностью, что это – ансамбль намечался: Бородинский мост – в 1913 году Клейн строит, собор – в 1908 году и Киевский вокзал.

А.Пичугин:

- Ну, красивая перспектива…

А.Антонов:

- А вокзал, между прочим – он имеет прототип греческого храма. Вот, если взять его башню – это чистая колокольня монастыря на Корфу, если вы посмотрите. Там сейчас, в этой башне, маленький храм, как и было задумано – Киево-Печерская икона, там проходит Литургия. А на фронтонах сохранились – тоже что интересно – два симметричных купола, и фронтоны, где герб Москвы и Киева – то есть, их покровители – Георгий Победоносец и Архангел Михаил, которые под советскими гербами – сохранились!

А.Пичугин:

- Ну… так же, как, например, никто не знал до недавнего времени, что…

А.Антонов:

- В Кремле.

А.Пичугин:

- … да, в Кремле, над Спасской и Никольской башнями, над воротами проездными сохранились тоже иконы. Кто-то их покрыл сеткой, сверху – штукатуркой, и это читалось – что полностью сбили.

А.Антонов:

- Да, да, да… А тут явилась внучка архитектора Рерберга, который сооружал вокзал. И, кстати, вокзал интерьерами, может быть, вполне напоминает интерьеры храма.

А.Пичугин:

- Ну, возможно, Рерберг… вдохновлялся, как раз, такого рода архитектурой…

А.Антонов:

- Да! Перекличка всегда эта существовала!

А.Пичугин:

- Тем более, то время…

А.Антонов:

- Да, да…

А.Пичугин:

- Итак, идея возрождения храма.

А.Антонов:

- Сначала было стихийно всё, конечно. Мы просто ставили Крест во дворе…

А.Пичугин:

- … дома…

А.Антонов:

- … как самозащиту. Милиция приезжала его сносить. У нас не было благословения – такой благовидный предлог.

А.Пичугин:

- А вы обращались к церковноначалию?

А.Антонов:

- После этого – начали обращаться. Мы с владыкой Арсением общались…

А.Пичугин:

- А это – какие годы были... а, 2005 год…

А.Антонов:

- Да, 2005 год. Вот, несколько было с ним встреч. Но шла ещё… два года мы отбивали мастерские – это была… такая… местная гражданская война. Отбили, всё вернули, всё это… узаконили, кого надо – посадили. Три человека погибло в этой всей истории.

Ну… во всяком случае, когда был разговор с митрополитом Арсением, он сказал, что – да, Патриарх Алексий об этом думает, и ещё прежде наших мыслей и всех порывов у него был разговор с Лужковым даже о возрождении этого собора. Когда была ещё пустая площадь, ещё не было там никакого торгового центра, был парк. Но Лужков сказал, что: «Этого я не осилю. Я вам только Храм Христа Спасителя обещаю». Вот, так народное предание доносит.

Ну, и дальше пошли долгие переговоры, встречи, письма. Параллельно собирался какой-то материал, наворачивался вот этот весь клубок истории храма, уже нового времени, истории новомучеников – буквально, каждый год открывались новые имена. В Бутово – 5 священников у нас, и дальше – о каждом можно отдельный рассказ делать, и… конечно, удивительные судьбы.

Да… и, можно сказать, уже в 2014 году община как-то обросла людьми, нам был представлен ( ещё не назначен ) батюшка, отец Михаил, и мы создали свой эскизный проект, благодаря, тоже покойному, архитектору Цеханскому.

А.Пичугин:

- Да, но… к сожалению, это только я могу посмотреть – слушатели не могут, мы не можем показать. А я посмотрю!

А.Антонов:

- Да. Этот проект был показан Патриарху уже Кириллу… по-моему, в 2014 году. Он бывал всегда на Поклонной горе в день Георгия Победоносца, и наш новый Благочинный, отец Серафим ( и ныне он действующий ) показывает этот проект. Причём, он был утверждён епископом тогдашним Игнатием ( Западного викариатства ).

И Патриарх это одобряет, предлагает строить большой храм, с семейным центром. Префект Александров, который у нас очень к Церкви хорошо относится, и у нас очень много храмов строится… ну… за Третьим кольцом, в основном… вот… он поддерживает эту идею. И была… пустовала большая промзона – посередине, между Кутузовским и набережной Тараса Шевченко – бывшая карандашная фабрика и Бадаевский завод пивной. И было предложено это место для построения храма, и даже культурного центра, спортивного – в общем, большие были замыслы.

Нас туда пустили, служились молебны, священство – Западного викариатства, из Переделкино, даже приезжал к нам старец Илий не раз. И, так сказать, апофеозом всего была Литургия, которая состоялась в 2016 году…

А.Пичугин:

- Казалось бы – уже 2016 год, и отношение к Церкви – соответствующее. Что же могло пойти не так?

А.Антонов:

- Вот… была Литургия, как раз, в день Тихона Задонского – у нас же было семь престолов в соборе, между прочим.

А.Пичугин:

- В соборе, который… вы задумываете?

А.Антонов:

- Который был взорван!

А.Пичугин:

- А, который был взорван… Потому, что, я так понимаю, что интересная задумка нового храма – это посвятить приделы тем храмам… не только Богоявленскому, разрушенному, но и всем пяти храмам, которые не сохранились до нашего времени.

А.Антонов:

- Да! В какой-то степени, это должно быть отражено. У нас даже был план возрождения исторического облика Дорогомилово. Ставились какие-то часовни, памятные знаки, Кресты на местах храмов. Но… подали… там… в нашу Управу. Ну… пока до дела не дошло, менялись всё время… четыре или пять глав Управы сменилось за это время, и епископы наши сменились тоже - около четырёх… так, что мы всё время начинали, как бы, снова… с нуля, каждый период. Но в то время…

А.Пичугин:

- Да-да-да, пожалуйста, Дмитрий…

Д.Зыков:

- Мне кажется, что мы чуть-чуть ушли сейчас от темы, от того, с чего мы начали с Александром Рафаиловичем – от нашей общины.

Дело в том, что всё то, что Александр Рафаилович сейчас рассказывает – это не само собой происходило. Это происходило, благодаря тому, что… вот… на тех драматических событиях, о которых он сказал, образовалась некая инициативная группа, которая из гражданской войны, естественным путём, перешла к мирному строительству – к воссозданию храма.

И когда люди, которые живут вот в этом доме большом, стоящем на месте храма, узнали, что там был храм, родилась идея… она, так… постепенно рождалась, выкристаллизовывалась – идея восстановить храм. Но, понятно, что не на этом месте, но нужно было его где-то сделать рядом.

А.Пичугин:

- Мне даже кажется… я даже что-то про эту идею слышал. Потому, что в этом доме живёт моя коллега – мы с ней работали очень долго на одной из московских радиостанций. Она человек верующий, и что-то она мне про это рассказывала.

Д.Зыков:

- Вот… эта идея оказалась очень интересной, и, причём… ну… сейчас в районе Дорогомилово живут люди, которые… ну… скажем так, относительно недавно туда приехали. Но оказалось, что есть, тем не менее, довольно много людей, которые, как ни странно, помнят ещё этот храм.

А.Антонов:

- Да.

Д.Зыков:

- И… часть этих людей – жили здесь, в этом районе, и продолжают жить до сих пор.

Странно… вроде бы, Москва – такой… мигрирующий город, но, тем не менее, в Дорогомилово живут достаточно большое количество людей, которые живут там всю жизнь. Ну, кто-то – дольше, кто-то – меньше…

А.Антонов:

- Матушку Лидию мы встретил…

Д.Зыков:

- Да, у нас была такая матушка Лидия замечательная, которая жила в этом районе, которая помнила этот храм, которая бывала в этом храме.

А.Пичугин:

- И уж, наверняка, есть сейчас достаточно много людей… уже не знаю, живущих в Дорогомилово, или нет, которых крестили в этом храме – поскольку он, всё-таки, в 30-е годы ещё действовал. А людей, рождённых в 30-е годы, слава Богу, ещё достаточно много.

Д.Зыков:

- Слава Богу, они ещё живы, и, слава Богу, их крестили – многих из них, по крайней мере.

Но я могу сказать, что когда община начала действовать… я – не с самого начала в этой общине. Я оказался в ней из-за того, что увидел как-то раз объявление о том, что община проводит молебны на территории бывшей фабрики «Сакко и Ванцетти». А мы живём – рядом. Ну… я всю жизнь живу рядом там… родился я на Поварской, а потом уехал на выселки, на Кутузовский проспект. И, вот, теперь… значит… уже 62 года проживаю там.

Но моя бабушка, которая родилась на Арбате и училась в гимназии… Алфёровской гимназии, которую очень хорошо видно от Киевского вокзала, она бывала в этом храме. Она рассказывала о том, что: «Вот, вы молодые, не знаете, а около Киевского вокзала был громадный храм, не меньше храма Христа Спасителя». То есть, она это видела.

А.Пичугин:

- Нам надо прерваться – буквально, на минуту.

Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Дмитрий Зыков, преподаватель МГИМО, член общины храма Богоявления в Дорогомилове, Александр Антонов, староста общины храма, и церковный историк Вадим Никонов.

Я – Алексей Пичугин.

Через минуту мы снова встретимся в этой студии.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Мы возвращаемся в студию светлого радио.

Я напомню, что сегодня мы говорим о храме Богоявления Господня в Дорогомилово.

Сегодня – четверг. Как всегда, в это время в эфире наша совместная программа с музеем-исследовательским центром «Советский Союз: вера и люди».

Обычно, мы программу ведём вместе с Ксенией Толоконниковой, директором музея. Сегодня здесь, в этой студии, я один с гостями нашими, Ксении – нет.

Мы говорим о периоде… я напомню, что основная задача нашей программы – это рассказать о периоде «советской» Церкви, причём, «позднесоветской» – это 50-е, 60-е, 70-е, 80-е годы, которые, на наш взгляд, достаточно плохо изучены в церковной истории.

И говорим сегодня мы об истории и возрождении храма Богоявления Господня в Дорогомилово. У нас в студии – Александр Антонов, староста общины храма Богоявления, Дмитрий Зыков, преподаватель МГИМО и член этой общины, Вадим Никонов – церковный историк.

И, вот, перед небольшим перерывом, как раз, Дмитрий Зыков рассказывал о своих воспоминаниях – о том, что бабушка когда-то рассказывала про то, что… ну… свою историю. Вот, свою историю я и прошу Вас продолжить.

Д.Зыков:

- Бабушка рассказывала свою историю… бабушка прожила очень долгую жизнь. Она родилась в 1904 году и умерла в 2002, как раз, ровно на Пасху, что характеризует мою бабушку очень правильным образом.

Она была человеком глубоко верующим, и пронесла веру через все трудные советские годы, и… в общем… неколебимо её пронесла. Благодаря моей бабушке, мои дети воцерковлены. Мы, к сожалению, в меньшей степени… но мы – были пионерами.

Так, вот, бабушка бывала в этом храме. Бывала в этом храме и моя мама, которая родилась позже. Она родилась в 1931 году, но она помнила этот храм, и она жила тоже недалеко. И вот…

А.Пичугин:

- Как это хорошо, когда история семьи уходит корнями в один район, и Вы продолжаете там жить!

Д.Зыков:

- И мы продолжаем там жить, да! У меня мама родилась… ну… она родилась в Останкино, но очень быстро они оказались на «Кропоткинской». Мои родители… отец жил на Поварской, и мы, собственно… вот… продолжаем жить в том же самом районе. Но, если идти дальше… там… моя жена родилась на Садовой – на Садово-Кудринской – и тоже недалеко уехала. То есть, всё крутится вокруг этого места.

Но, если вернуться к нашей общине, то… вот… мы увидели это объявление – просто увидели объявление… ну… буквально, на заборе. И мы решили к этому делу присоединиться. Посмотрели, и оказалось, что… мы поначалу подумали, что просто, вот – собралась группа товарищей, и устраивают молебен «в кустах». И, когда мы туда, в первый раз, пришли, оказалось, что – вовсе не «в кустах», что там есть уже какая-то небольшая часовенка, что есть батюшка, есть…

А.Антонов:

- Вагончик.

Д.Зыков:

- Ну, такой, вагончик – обычная бытовка, но сделанная в виде часовни.

То есть, есть батюшка, есть служба, есть большое количество людей, и оказалось, что эти люди, вообще говоря, занимаются не только тем, что приходят и устраивают молебны по Воскресеньям, но, кроме этого, проводят ещё огромную, совершенно колоссальную, работу по поиску информации о том, что это было. И, вот здесь, уже в общении, мы узнали – и о том, когда этот храм был построен, его историю, нашли, увидели его картинки.

Община организовала сайт, он называется: храм-Богоявления-в-Дорогомилово.рф – всё по-русски. На этом сайте довольно много информации об истории храма, о деятельности общины. И, в общем, эта работа, на самом деле, была, действительно, очень большой.

И вот… где-то… начиная, наверное, года с 2014-15, уже пошли очень серьёзные разговоры о том, чтобы попытаться добиться разрешения от московских властей на строительство возрождённого храма. Понятно, что он не может быть на том месте, где он был – потому, что там жилой дом, снести его невозможно, да и не нужно. Но есть несколько пустующих мест… вот, странно, да? Центр Москвы, Кутузовский проспект, но вокруг Кутузовского проспекта есть несколько пустырей…

А.Пичугин:

- Да, вот, как раз, в ту сторону, где была площадка… где фабрика «Сакко и Ванцетти», да… и где остатки Бадаевского завода… который, кстати… очень жалко, если, всё-таки, будет реализован тот проект – инвестпроект, о котором говорится. Потому, что, всё же – это… наше наследие.

Д.Зыков:

- Алексей, Вы наступили мне на больную мозоль, пятку и все остальные части организма! Потому, что этот завод виден прямо из моих окон – как раз, его историческая часть. И если там будет построен этот жуткий совершенно архитектурный монстр – это будет большая беда.

Достаточно того, что уже одно архитектурное произведение есть на противоположном берегу – может быть, уже пора и остановиться. Всё-таки, в Москве есть другие архитектурные доминанты, на которые, на мой взгляд, следует ориентироваться.

Я совершенно не против современного строительства, но у нас – очень большая страна! Мы – не Лихтенштейн! У нас есть, куда развернуться! Можно отойти на два километра… или три… или пять… или десять… и построить что-то там, если так хочется!

А.Пичугин:

- Ну, вот… то же самое и у меня происходит сейчас в Басманном районе, где строится на месте пустыря старого – в 70-е годы снесли несколько домов, там автостоянка, и теперь там начинают строить по программе реновации жилой дом, который должен полностью убить всю историческую перспективу Токмакова переулка, улицы Радио, храма Вознесения на Гороховом поле… И вот, музей, который рядом там находится – усадьба Струйских, храм, община храма – все за то, чтобы… местные жители все, поголовно – за сквер на этом месте, причём, сквер тематический – уже даже проект есть сквера, но – нет, там уже стройплощадка!

Д.Зыков:

- Ну, да… но если там погулять немножко – по улице Казакова, например, пройтись – то там есть, вообще, на что приятно посмотреть. Там – творения Казакова, там – огромное количество архитектурных памятников… ну… в общем… Москва, наверное, не полигон для архитектурных экспериментов.

Но…

А.Пичугин:

- Вернёмся к храму, да.

Д.Зыков:

- … вернёмся к нашему храму.

Так, вот… начиная с 2014 года, мы стали довольно активно пытаться добиться того, чтобы для строительства храма была выделена площадка.

Мы, к счастью, встретили понимание и в Патриархии – ну, что и естественно вполне, и встретили понимание у местного нашего районного начальства.

К сожалению, дело застопорилось сейчас – пока, по крайней мере. На той площадке, о которой мы говорили – площадка на Кутузовском проспекте ( владение 12/14 ) – там, где была фабрика им. Сакко и Ванцетти, где сейчас, как раз, пустырь. С этой площадкой пока не совсем понятно, что там будет строиться. На самом деле, даже нет, толком, и планов по строительству. Но, к сожалению, и нам тоже там ничего не позволяют делать.

Но мы, в своё время, пока – пока – нам, вроде бы, дали «добро» на то, чтобы мы там существовали, община провела там, на самом деле, очень большую работу. Показателем этой работы… в качестве показателя можно привести такой забавный факт.

Это – пустырь, заросший… такой… растительностью… её обычно называют бредняком – это, такие, маленькие осинки высокие. Осинки, ольха – короче говоря, это место, очень удобное для бомжей и всяких разных асоциальных элементов. И по этому пустырю постоянно, в течение дня 4-5 раз, проезжала полицейская дежурная машина, и они смотрели… вот… чтобы там всё было в порядке. Не говоря о том, что там, кроме этого бредняка, ещё есть несколько… таких… полуразрушенных помещений, какие-то подвали… короче…

А.Пичугин:

- От фабрики оставшиеся.

Д.Зыков:

- … да… и, короче говоря, там всякого сброда довольно большое количество.

И вот, мы, в своё время, начали там… во-первых, поставили там небольшую часовенку. Это сделал отец Алексий. Он привёз её туда сам, установил, мы ему в этом деле активно помогали…

А.Пичугин:

- Отец Алексий – кто это?

Д.Зыков:

- Отец Алексий – это был человек, который… ну… как бы… был к нам прикреплён, к общине. Он тогда был дьяконом ещё, потом его рукоположили в священники. Но, вот, на тот момент, когда он с нами работал, он был дьяконом.

Мы построили там своими силами, на свои средства большой стилобат – площадку, размером 8/12 метров, из очень хорошего материала. Она была сделана правильно по церковной форме – то есть, там было… ну… так… условно говоря, и место под алтарь. Сделали очень большую раму, типа иконостаса, заказали туда изображения икон – это всё развешивалось… Причём, это было сделано, с инженерной точки зрения, достаточно грамотно, потому, что мы могли это дело собрать на службу, и, в течение 20 минут потом, разобрать, всё убрать, спрятать, и… в общем, это было такое место – хорошее.

Но, самое главное, что, когда мы это дело делали, когда мы строили вот это вот небольшое сооружение, туда, к нам на площадку, повадилось местное население, в виде мальчиков 5-6-7 классов, которые туда, видимо, бегали из рогаток стрелять поначалу. Но они, как-то, приходили – я там довольно активное принимал участие, в этом строительстве – они приходили, эти мальчишки, и говорили: «Дяденьки, а чё это вы здесь делаете?»

И у нас, в этом строительстве, принимала участие довольно интересная группа. Вот, в доме, где живёт Александр Рафаилович, рядышком – там располагалась большая спортивная секция – ну… такая… борьба. А эти ребята… называется этот клуб «Сила духа» им. Александра Невского. Ребята там – правильные, они правильно работают с детьми, и они принимали участие… вот… очень сильно и очень много помогали нам вот в этих делах. И мальчишек из окрестных дворов, которые вокруг нас крутились, мы к этому делу приобщили. И они очень активно этому помогали.

С чрезвычайно большим интересом к этой работе относились люди из окрестных домов. Там были люди, которые приходили и говорили, что: «Вот, опять вы здесь церковь начинаете строить… шли бы вы отсюда!»

А.Пичугин:

- Но там, на самом деле, окрестных домов – так, чтобы они вплотную подходили, и церковь была бы там кому-то так сильно поперёк горла – и нет, наверное…

Д.Зыков:

- Ну… вот… до этого, и в тот период, пока мы проводили там вот эти все работы и служили молебны, мы собрали более 3000 подписей граждан – жителей этого района – в поддержку строительства храма на этом месте. И это – «живые» подписи. Не просто так… вот… кто-то сказал – да, я подпишу. Это – «живые» подписи, с адресами, телефонами… то есть, это – совершенно нормальный, абсолютно нормальный документ.

Но, в какой-то момент, что-то изменилось во властных структурах, и нас попросили свернуть эту работу, и эту площадку покинуть. Мы вынуждены были с этим согласиться, мы её покинули.

А.Пичугин:

- А что там может быть? Тоже жилой комплекс?

Д.Зыков:

- Там – два варианта есть. Один вариант – это жилой комплекс, маловероятный. И второй вариант – это деловой центр, более вероятно.

Мне представляется, что – то, что предлагали мы – интереснее. Мы предлагали построить там храм, а вокруг храма развернуть очень большую работу: работу спортивную, работу с населением, работу с детьми… и, в своё время…

А.Антонов:

- … чего очень не хватает в Дорогомилове.

Д.Зыков:

- … в Дорогомилове? Конечно, очень не хватает. В Дорогомилове… у нас был дом пионеров и маленький детский центр – на почти 100 тысяч населения района. Сейчас – и этого нет. И, конечно, это очень, очень плохо.

Вот, то, что мы предлагаем, на мой взгляд, чрезвычайно интересно. Причём, это предложение – оно, в общем, совершенно попадает в русло той политики московских властей, которая сейчас декларируется – забота о населении, забота о детях, работа с детьми, социальные службы, и прочая, и прочая.

Мне кажется, что – то, что мы предлагаем, представляет очень большой интерес, кроме всего прочего, потому, что есть огромное количество людей – живых, натуральных людей, – которые заинтересованы в этой работе, и которые в этом, с удовольствием, будут принимать участие. То есть, если такой проект удастся, то будет решена сразу проблема кадровая – проблема педагогов, преподавателей, руководителей.

У нас… ну… прямо скажем, Дорогомилово – непростой район. У нас же тут живёт огромное количество людей – очень известных, очень авторитетных, и людей, которые с большим удовольствием будут заниматься вот такими вещами. Может быть, не на постоянной основе. Но, во всяком случае, это, конечно, было бы очень интересно.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня церковный историк Вадим Никонов, Александр Антонов – староста общины храма Богоявления Господня в Дорогомилове, Дмитрий Зыков – преподаватель МГИМО и член общины храма в Дорогомилово.

Важный вопрос: а община юридически существует?

Д.Зыков:

- Юридически община не существует. Мы столкнулись с неожиданной и странной проблемой. Для того, чтобы… по крайней мере, как нам было сказано, и по той информации, которая у нас есть, для того, чтобы зарегистрировать церковную общину, нужно зарегистрировать приход – нужно, чтобы был храм…

А.Пичугин:

- Земля.

Д.Зыков:

- Нужно, чтобы был храм… ну… и земля.

А.Пичугин:

- Храм-то – он может строиться. Ну, смотрите, у нас есть «Программа 200», в конце концов…

Д.Зыков:

- Ну, да…

А.Пичугин:

- … или какие-то программы строительства храмов в Москве. Храма же ещё нет – есть земля, туда назначают настоятеля, там регистрируется община, а дальше уже – стены начинают возводиться постфактум.

Д.Зыков:

- Замыкается круг на том, что для того, чтобы выделить землю, нужно, чтобы было кому её выделить. И получается… у нас получилась странная история: мы задумали зарегистрировать общину – но у нас нет земли, мы хотим получить землю – но у нас нет общины.

Мы сейчас работаем над этой проблемой, и я думаю, что в самое ближайшее время мы её, всё-таки, решим юридически, и община будет зарегистрирована.

У нас есть юридическое лицо, которое можно использовать для финансирования тех работ, которые мы планируем, и мы даже уже кое-что делали. Есть такой небольшой фонд, он называется: фонд поддержки науки, культуры, образования и духовного развития личности «Наука, культура и жизнь». И, вот, через этот фонд мы, например, финансировали организацию выставки – большой вот этой, о которой Александр Рафаилович коротко говорил. Мы, через этот фонд, планируем организовать финансирование издания альбома большого, который мы хотим издать, и издание книги, которую Вадим Никонов сейчас начинает писать, и… ну, то есть…

А.Пичугин:

- Вадим, что за книга?

В.Никонов:

- Предполагается, что это будет… такое… довольно серьёзное, объёмное, фундаментальное исследование по истории Богоявленского храма Дорогомиловского. А, может быть, и сейчас, в общем, к этому всё больше и больше мы склоняемся… что… как я говорил, нельзя разделять эти вот Дорогомиловские храмы каждый по-отдельности… скорее всего, это будет… такая… «Хроника духовной истории Дорогомилова» – пока вот такое вот, может быть, рабочее название. То есть, некая история вот этих вот пяти храмов, о которых я говорил. Потому, что разделять их – очень сложно.

А.Пичугин:

- Ну, как всегда, эта, на самом деле, хорошая история… странно, что вот Вам она пришла в голову, а так – она, обычно, в голову не приходит людям, которые занимаются историей района. Потому, что где-то – сохранились… там… есть прецеденты, когда почти все храмы в районе сохранились.

Вот, тот же Басманный район – там мало что было снесено. Там… это – либо долго не передавалось, но сейчас уже передано, либо это – с начала 90-х уже действуют, как храмы эти здания… но их история, если посмотреть, она очень сильно связана. Вот, мой прапрадед был, например, старостой Ильинского храма на улице, нынешней, Фридриха Энгельса...

В.Никонов:

- Так, она раньше, по-моему, и была Ильинской…

А.Пичугин:

- Она и была Ильинской, до 1922 года. Он же был… там… ктитором Богоявленского собора, Елоховского, который, собственно говоря, наследует вашему, да, как Кафедральный собор в Москве, и попечителем храма при училище Принца Ольденбургского, который тоже располагался рядом, и здание сохранилось. И вот эта… такая история всех храмов – она, так или иначе, пересекается судьбами ли людей, священнослужителями, которые там служили, и, вообще, историей целого района.

В.Никонов:

- Дело всё в том, что идея о том, чтобы сделать такое исследование, посвящённое пяти храмам Дорогомилово – она… с одной стороны, эта идея, в общем, лежит на поверхности. С другой стороны, уже несколько лет мы исследуем архивные документы, и архивные документы… ну… про каждый храм, сохранились в разном объёме: про какой-то – больше, про какой-то – меньше. Про Богоявленский храм – в значительной степени сохранились. Но эти архивные документы – они свидетельствуют о связи неразрывной между этими храмами, и история, скорее всего, была бы неполной, если бы мы ставили задачу – делать книгу-исследование про какой-то один храм. То есть, так или иначе, вот эта вот история переплетена, и в архивах этому есть подтверждение и фактический материал очень богатый.

Д.Зыков:

- Это, конечно, очень интересно… простите, Александр Рафаилович, секунду… дело в том, что вот те пять… или шесть… храмов, которые здесь были, на правом берегу Москвы-реки, в них до… как говорили моя бабушка, «до исторического материализма», ходило довольно много людей с левого берега. На Плющихе было два храма, и они были маленькие. И очень много людей, на большие Праздники, спускалось через мост – особенно, когда построили мост Бородинский, переходили на эту сторону, и вот, в Богоявленский храм ходили люди и с Плющихи, и даже с Арбата. И, конечно, это был – один район. И то, что Вадим предложил вот эту замечательную, на мой взгляд, идею – написать о всём этом духовном комплексе, который здесь был, мне кажется – это очень здорово, и, если это удастся, это будет – очень хорошо.

А.Пичугин:

- Да… а Вы – хотели добавить…

А.Антонов:

- Надо сказать, что само название «Дорогомилово» – оно имеет под собой реальную личность легендарную, и есть у нас Довмонтова летопись, которая свидетельствует, что воевода Иван Дорогомилов, вместе с князем Довмонтом, защищал Псковские монастыри. И он был знаком – и с Александром Невским, и с сыном его, князем Даниилом Московским.

А.Пичугин:

- Но это… такая… тоже, как… область городского мифа, я так понимаю?

А.Антонов:

- И, тем не менее, у нас топонимика всегда связана с владельцами мест.

А.Пичугин:

- Это – не всегда…

В.Никонов:

- Не всегда…

А.Антонов:

- Вот, взять, например, Зубовский бульвар… ну, я не настаиваю, но факт этот очень красивый, и он заслуживает внимания, что именно на высокий берег Старого Дорогомилова, где Плющиха сейчас, был посажен Иван Дорогомилов… как бы… наблюдать за дорогой и за рекой.

А.Пичугин:

- Очень часто, кстати, фамилии и имена получались по топонимике…

В.Никонов:

- Обратная связь, обратная… совершенно верно…

А.Антонов:

- Может быть, это всё… но мне – больше симпатизирует этот ход. Тем более, что есть ещё и другое предание – вот… связь, именно от истоков Москвы. Там есть Саввинская набережная. А почему она – Саввинская? Потому, что там был монастырь Саввы Освященного, и он, по преданию, опять же, был заложен Александром Невским. Как бы… пещерный храм уже… монастырь был упразднён при Екатерине, осталось название набережной.

А.Пичугин:

- У нас остаётся уже не очень много времени… важный вопрос: ситуация с общиной – она… достаточно подвешена сейчас, потому, что… замкнутый круг, да?

Д.Зыков:

- Замкнутый круг получился… мы решим эту проблему.

А.Пичугин:

- А – как? Вот, какие пути решения сейчас есть?

Д.Зыков:

- Путей решения есть несколько.

Путь решения первый – можно зарегистрировать юридически общественную организацию. Это делается легко. Есть совершенно понятный путь, как это делается. Но устав этой общественной организации пишется в виде устава общины. Раз – путь.

Есть – второй путь. Можно зарегистрировать некоммерческую организацию, что, на мой взгляд, было бы более правильно. Потому, что некоммерческая организация даёт возможность дальше вести ещё некую деятельность – скажем, по восстановлению храма, по строительству, по выпуску книжек, по выпуску фильмов, и прочая, и прочая… ну… то есть… заниматься уже какой-то совершенно понятной производственной деятельностью, но на той духовной основе, о которой говорит Александр Рафаилович.

Есть ещё несколько разных путей. И, в частности, есть, на мой взгляд, ещё такой путь. Можно обратиться непосредственно в Патриархию, непосредственно – к Патриарху, с просьбой зарегистрировать нашу общину как церковное объединение.

А.Пичугин:

- Ну… к Патриарху, как к правящему архиерею Москвы.

Д.Зыков:

- Да. И Патриарх, как правящий архиерей, совершенно спокойно, может своим решением нас зарегистрировать.

Сейчас нужно понять, как сделать правильнее, для того, чтобы мы дальше могли активно действовать, в плане восстановления, возрождения храма.

А.Пичугин:

- А вот тот священник, который с вами, который окормляет общину… или… как правильно его, при отсутствии общины, полномочия можно обозначить… он – кто?

Д.Зыков:

- Есть замечательный такой батюшка – отец Михаил, который нам очень активно помогает. Сейчас он – человек, на общественных началах, просто – гражданин Российской Федерации.

А.Пичугин:

- Который служит где-то – в одном из Московских храмов.

Д.Зыков:

- Он служит в одном из Московских храмов – в хорошем, замечательном храме, замечательный батюшка, он нам очень много помогает. И мне представляется, что, как только мы сможем что-то… вот… юридическое такое зафиксировать, мы будем обращаться с просьбой…

А.Пичугин:

- … назначить его настоятелем.

Д.Зыков:

- … назначить его настоятелем.

А.Антонов:

- Сейчас эта идея не оставлена совсем в стороне. Префект Западного округа Александров – он всегда за эту идею ратовал, и идёт… подыскивается альтернативная площадка. Храм – должен быть. Дело – во времени, в сроках. И, сейчас вот… задача нашей общины на этот период – мы собираемся на молебны ( это в моей мастерской происходит раз в неделю ), огромный материал, что накопился – вот, Вадим Никонов будет заниматься книгой, мы надеемся, и я думаю о создании музея на основе всего того материала, что накоплен уже, и о новомучениках, в том числе.

Потом, мы связаны ещё… найдены эскизы Корина, который писал, делал наброски в нашем храме – они датированы конкретно – к своей картине «Русь уходящая». То есть, огромные пласты! Были замечательные хоры – начиная с… Пимен, ещё иноком, был здесь регентом – патриарх будущий. Хоры Нестерова, Соколова… здесь – огромные пласты церковной истории! И, также, нужно коснуться и Владимира Богоявленского. Потому, что это, в общем-то, была, видимо, и его идея – создание большого храма, поскольку это… после 1905 года, когда народ от Церкви отхлынул, и он всячески привлекал опять, в лоно Церкви…

В.Никонов:

- Не совсем… это – не совсем его идея…

А.Антонов:

- Может быть, но… во всяком случае, он был активным очень Московским митрополитом. Надо о нём тоже много…

В.Никонов:

- Это – да. Я бы ещё что хотел добавить. Вот эта вот история советского периода взаимоотношений Государства и Церкви – она очень драматичная, тяжёлая, и всё, что мы знаем об этом – это, в общем… очень… такие… тёмные страницы отношений Государства и Церкви. Но: история храма после Революции – всего… там… 20-летняя – по ней можно изучать историю советской власти, историю взаимоотношений Государства и Церкви.

То есть, все… решительно, все всплески гонений на Церковь, которые происходили между революцией и войной – их было несколько, этих всплесков – ни один из них не прошёл мимо Дорогомиловского храма, мимо Богоявленского храма. Это – и изъятие церковных ценностей, и много, много, много событий… То есть, какие бы ни были усиления репрессий в отношении Церкви, все они отразились – в большей или меньшей степени – на Богоявленском храме.

То есть, понимаете, это история, которая… живая история, по которой можно изучать…

Д.Зыков:

- Как в капле воды – источник…

В.Никонов:

- … кроме, кроме, кроме всего прочего. Как известно, что многие процессы 30-х годов – они были основаны на показаниях лжесвидетелей. Этих лжесвидетелей, уже в 50-х годах, часто вызывали на допросы, и предлагали им подтвердить или опровергнуть те «показания», которые они давали. Так, вот, и эта страница – она нашла своё отражение. Эти люди – они говорили: «Нам давали документы, и мы их подписывали, не читая…» – и так далее, и так далее, и так далее. То есть, это…

А.Пичугин:

- У нас, к сожалению, время программы уже подошло к концу. Я желаю, чтобы у вас ситуация с общиной, с местом, где будет стоять, я надеюсь, храм Богоявления в Дорогомилово, с приделами, посвящёнными другим храмам, которых уже не существует, тоже из этого района – чтобы эта ситуация, как можно скорее, разрешилась, и мы с вами здесь встретились, и вы бы уже радостно рассказывали про то, как этот храм уже строится, воссоздаётся.

Александр Рафаилович – буквально, два слова…

А.Антонов:

- Да. Я хотел сказать, что в этой передаче мы хотим воспользоваться возможностью – если кто-то услышит, и что-то знает об этом храме, готов свою какую-то помощь оказать в создании музея, собирании материала, мы можем оставить наш телефон…

А.Пичугин:

- Вы сказали… я думаю, что если в любом поисковике набрать «храм Богоявления в Дорогомилове», он выдаст ваш сайт, а там есть координаты.

А.Антонов:

- Да.

А.Пичугин:

- Всё, наше время подошло к концу. Спасибо большое!

Д.Зыков:

- Спасибо!

В.Никонов:

- Спасибо!

А.Антонов:

- Спасибо!

А.Пичугин:

- Церковный историк Вадим Никонов, Александр Антонов – староста общины храма Богоявления Господня в Дорогомилово, Дмитрий Зыков – преподаватель МГИМО и член общины храма.

Я – Алексей Пичугин.

Мы прощаемся с вами. До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».